Вышеприведенная цифра

Вышеприведенная цифраСамо собою разумеется, одна библиотека на 30 000 населения — не особенно большое богатство, если прибавить еще к этому крайне невзрачное состояние наших библиотек в качественном отношении. Однако, если мы обратимся к данным по отдельным районам, то вышеприведенная цифра не покажется такою уж страшною. Оказывается, что у нас есть такие обширные районы, для которых такое количественное взаимоотношение между библиотеками и населением является идеальным. К глубокому сожалению, среди этих районов числится и наш обширный Кавказ, занимающий в этом отношении предпоследнее место : В Кавказском крае к 1897 г. числилось всего-навсего 59 библиотек. Сопоставляя эту цифру с количеством населения, мы видим, что на Кавказе одна библиотека приходится на 165 тысяч населения. И грустнее всего то, что в это самое время Сибирь; этот далекий и страшный резервуар преступного мира России, насчитывает одну библиотеку только на 57 тысяч населения, иными словами, более, чем в три раза лучше нас в этом отношении. Это, однако, еще не все. Мы знаем, что библиотека библиотеке рознь. Лучшими библиотеками в смысле воздействия на население являются так называемые общественные, и это потому, что они, во-первых, преследуют цели образовательные, а во-вторых — доступные населению, так как взимают невысокую плату с читателей или же в большинстве случаев являются вовсе бесплатными. Остальные библиотеки — частные и клубные — малодоступны для широкого круга читателей и взимают всегда высокую абонементную плату. В этом отношении Кавказ точно так же на-‘ ходится в не особенно выгодном положении. Из 59 библиотек здесь 31 приходится на долю частных и клубных и только 28 — на долю общественных. Но и общественные библиотеки, как вы понимаете, могут быть разные… Вспомним, например, нашу владикавказскую библиотеку. Что может быть печальнее и невзрачнее этого светлого учреждения, полки которого набиты старенькими, истрепанными книжками и разрозненными журналами, подаренными в разное время и разными лицами, т. е. попавшими сюда совершенно случайно. Что может быть печальнее этого учреждения, сиротливо приютившегося со своим скромным багажом в каком-то мрачном уголке полугнилого городского дома? Со стороны местного общества незаметно почти никакого интереса и внимания к этому светлому проводнику знания в население, и не будь налицо энергии и любви к делу со стороны инициаторши дела, председательницы правления В. Г. Шредере,— кто знает? — может быть, дело это давным-давно уже заглохло бы. И это не только у нас. За небольшими счастливыми исключениями, такая картина наблюдается по всему лицу нашего родного Кавказа.

Похожие записи

  • 12.07.2015 Состояние равнодушия Время от времени случаи, подобные приведенному, выводят общество из состояния равнодушия, слышны бывают тогда охи да ахи, но только на день, на два,— проходит случай, и все опять тихо, все […]
  • 09.06.2015 Осетинские этюды «Осетинские этюды» Вс. Ф. Миллера составляют весьма ценный вклад в кавказскую лингвистику. Почетный профессор глубоко вникнул в фонетическую систему осетинского языка, и ему удалось […]
  • 04.07.2015 Демократическая интеллигенция Даже в таком щекотливом вопросе, как сословный, который расколол нашу в общем демократическую интеллигенцию на два резко противоположных лагеря, интеллигенция вышла с честью. Часть ее уже […]
Галерея
7065 10239 10694 12014 13571 16912

Региональные сайты продвигаются статьями.

Республика Северная Осетия сайт Википедия